Семь драм чемпионатов мира. Молчать, Маракана! (часть 2)

фото www.jotdown.es

фото www.jotdown.es

Football.ua рассказывает, как Бразилия драматично проиграла своей первый домашний мундиаль.

Мараканасо

Сомнений в победе Бразилии не было почти ни у кого и никаких. Были уверены местные газеты, выходившие с заголовками "Завтра последняя битва: победим Уругвай", "Это чемпионы мира" и уже приготовившие титульные страницы на следующий день после матча, где в восклицательных интонациях возвещалось о победе Бразилии. Были уверены организаторы, которые для послематчевого оркестра, который должен был сыграть гимн победителя, даже не приготовили партитуру гимна уругвайского. На фоне предстоящего триумфа уверенно пиарились политики, участвовавшие в президентских выборах.

Если верить официальной статистике, 174 тысячам человек удалось попасть на стадион. Хотя неофициальная сообщает, что зрителей было намного больше – от 200 до 250 тысяч. Миллионы прильнули к радиоприемникам, из которых вещал Ари Баррозо, а кто-то – и к телевизорам. Первый бразильский телеканал Rede Globo начнет вещание только осенью 1950 года, но как раз во время чемпионата мира проходили тестовые эфиры.

Даже уругвайская федерация с сочувствием смотрела на своих футболистов и сочла, что поражение не больше чем в четыре мяча будет большой честью, а тренер Хуан Лопес ничего не придумал лучше, чем полностью закрыться в обороне. Но как только Лопес вышел из раздевалки, капитан команды Обдулио Варела заявил партнерам: "Если мы будем играть только на оборону, то закончим как Швеция и Испания. Давайте выиграем матч!" И Селесте вышли на поле, где им противостояли не только 11 игроков соперников, но и те не то 170, не то 250 тысяч, чтобы были на трибунах. Варела и ухом не повел, сказав партнерам: "Надо успокоиться. Не смотрите вверх на трибуны, матч играется внизу".

Конечно же, Бразилия начала игру с атак, пытаясь забить быстрый гол, но уругвайская оборона и вратарь Роке Масполи сумели дать отпор и к перерыву хозяева так и не забили. Но уже в  начале второго тайма Бразилия наконец забивает – Фриаса ушел от защитника и пробил в левый от Масполи угол.

Маракана взорвалась от радости, десять человек на футбольном поле погрузились в печаль, и только Вареле не изменила выдержка. Он видел, что боковой арбитр в этом эпизоде поднял флажок вверх. Варела достал из сетки мяч и очень медленно пошел к центру поля, начав раздражать публику, уже заканчивающую бурные празднования. Варела показал, что хочет поговорить с арбитром, англичанином Джоржем Ридером. Однако футболист не владел английским, а судья – испанским, из-за чего спор превратился в полную бессмысленность, как казалось со стороны. Затем капитан попросил переводчика. Ничего не понимали ни зрители, ни бразильские футболисты, ни даже партнеры Варелы, но сам он знал, что делал.

"Я увидел судью на линии, который поднял флаг, но немедленно его опустил. Я схватил мяч и начал говорить с судьями. Меня оскорблял весь стадион. Я просто понял, что если не охладить игру, то эта бразильская футбольная машина уничтожит нас. Я пытался просто сделать паузу, больше ничего. Тигры бы нас съели, если бы им подали быструю закуску".

Варела добился желаемого – заставил успокоиться не только стадион, но и выбил из победной колеи соперника. Бразилия оказалась уязвимой психологически, и несколько ее атак ничего не дали. Уругвай осмелел. Спустя 19 минут после пропущенного гола Альсидес Гиджа справа отдал передачу в середину площадки, и Хуан Скьяффино ударом под перекладину вбил мяч в ворота, сравняв счет! Неожиданность заставила весь народ на Маракане, разинуть рты, как описывается в материале на сайте jotdown.es. Они поняли, что титул еще совсем не выигран.

Бразильцы продолжили атаковать, давить, но теперь они явно нервничали – уругвайская оборона работает надежно, накрывая все. На 79-й минуте Гиджа снова справа убежал от соперников, вратарь Моасир Барбоза думал, что будет снова передача и сместился в центр в ворот, но уругваец вместо этого пробил в ближний угол, и голкипер в прыжке не успев за мячом. Проходят 11 минут бразильской агонии, и Уругвай становится двукратным чемпионом мира!

Какие-то 50 минут назад после гола Фриасы Маракана представляла собой вулкан эмоций, теперь же все совсем наоборот – на переполненной арене царила мертвая тишина. Никто не мог поверить в то, что Бразилия так и не стала чемпионом мира. Уругвайцы же не верили своему счастью, некоторые из них просто разрыдались.

"Только три человека в истории заставили замолчать Маракану. Фрэнк Синатра, Папа Римский и я", — скажет тот, кому удалось это сделать первым, Альсидес Гиджа.

Последствия

К такой развязке не был готов никто. Перед матчем планировался национальный гимн, чемпионский коридор и пышное празднование победителя. Победителем должна была стать Бразилия, а Уругваю из заготовленного не досталось ничего. Все бразильские организаторы отказались принимать участие в награждении чемпиона, а президент ФИФА Жюль Римэ долго ходил растерянным с Кубком мира в руках, потом все-таки чуть ли не украдкой всучил его капитану Вареле.

"Все казалось предрешенным. Победа Уругвая исключалась. При счете 1:1 – а ничья делала чемпионом Бразилию, — я спустился внутрь стадиона, чтобы подготовить свою речь. Когда шел назад, адский шум был прерван. Выйдя из туннеля, услышал отчаянную тишину. После матча не было ни гимна, ни речей, ни торжественного награждения. Я вышел с кубком в руках, не зная, что делать", — скажет Римэ.

Вместо карнавала в Бразилии началась депрессия. Несколько человек из-за поражения лишились смысла в жизни и покончили с собой.

Бразилия навсегда откажется от использования белой формы и перейдет на желто-зеленые футболки с синими трусами, которые станут легендарными. Ари Баррозо поклялся, что никогда больше не будет комментировать футбол.

Десятилетний мальчик Эдсон увидел слезы отца и его друзей после поражения. "Я не хочу, чтобы мои дети видели, как я плачу". Через восемь лет он рыдал сам, но это были слезы радости Пеле – главного героя чемпионата мира-58.

Флавио Коста воспринял это поражение как свое личное, но оказался силен духом, выстоял, продолжил работу, был уважаем и даже возвращался в сборную Бразилии. Всех собак повесили на вратаря Моасира Барбозу, чьи заслуги были вмиг стерты, а ошибку в решающем матче чемпионата мира-1950 ему вспоминали всю жизнь, не давая покоя и отказывая в работе.

Победа Уругвая подарила стране национальный праздник, и все футболисты с гордостью приняли честь быть героями. Кроме одного. Обдулио Варела: "Я смотрел на это, и мне стало жаль. Они приготовили самый большой карнавал мира в этот вечер, а мы все разрушили. Я это разрушил. Я почувствовал себя плохо, представив, как бы огорчился на их месте. Вспомнил, насколько вел себя жестко, когда они нам забили гол, вспомнил свой гнев… Все это огорчало меня".

Вся команда ушла праздновать победу на Копакабану, но Варелы с остальными не было, он решил прогуляться по городу, а потом зашел в бар выпить. "Я делал заказ, надеясь, что меня не узнают, ведь думал, что меня убьют в таком случае. Но меня сразу же узнали и неожиданно поздравили, многие из них продолжили пить со мной до рассвета ", — удивлялся Варела.

Можно считать, что Варела не представлял, какое место он займет в истории Игры и своей страны, но на самом деле просто такой у него был характер: чем дальше, тем больше он станет ненавидеть футбол и окончательно попрощается с ним пять лет спустя. Он до конца жизни скрывался от объективов фото- и телекамер, хотя все это время оставался национальным героем Уругвая.

Евгений Блажко, Football.ua

лента новостей

другие новости

  Rambler's Top100