Бразилия: 20 историй о страсти. Сломанная жизнь

Бразилия: 20 историй о страсти. Сломанная жизнь
Он был лучшим голкипером в истории одного из самых титулованных клубов страны, а стал изгоем национального масштаба. Он, выступавший на Чемпионате мире по футболу, был вынужден затем трудиться разнорабочим и выживать на крохотную пенсию. В Бразилии умеют ненавидеть так же яростно, сколь и сильно умеют любить…

В 1950 году Бразилия, влюбленная в футбол, впервые в своей истории проводила Чемпионат мира. Вся страна находилась на грани массового безумного помешательства, желая победы «Селесао», национальной сборной. В составе бразильцев выступали такие выдающиеся футболисты как Жаир, Зизиньо, Бальтазар и Адемир, и они считались явными претендентами на Кубок мира.

Турнирная система не подразумевала стадии плей-офф – победители четырех групп в финальной пульке объединялись в единый квартет, который и разыгрывал между собой золотые медали.

В финальной стадии встретились национальные сборные Испании, Швеции, Уругвая, и, естественно, признанный фаворит, сборная Бразилии. Перед последним туром бразильцы одержали победы над командами Испании и Швеции, и подходили к матчу с Уругваем, имея 4 очка в финальном раунде (за победу присуждали два балла). Уругвайцы набрали в двух первых играх три очка, и, чтобы завоевать золотые медли мирового первенства, — естественно, все ставили на монструозную Бразилию, а в Уругвай никто особенно и не верил, — им требовалось обыгрывать хозяев турнира.

Игра проходила на переполненном стадионе Маракана. «Селесао», которым для звания чемпионов достаточно было отыграть ничейку, неслись вперед, как сумасшедшие, и открыли счет в самом начале второго тайма. Уругвайцы отыгрались на 66-ой минуте, а вскоре произошло страшное – на 79-ой минуте игры гости вышли вперед, забив крайне несуразный гол. «Чико» Чиггиа врывался в штрафную по флангу, а прямо посередине штрафной своего шанса поджидал Скьяффино – главный бомбардир и суперзвезда сборной Уругвая.

Резонно полагая, что «Чико» сделает передачу ударному нападающему, голкипер бразильцев Барбоса стал смещаться к центру ворот. В результате, ближний угол ворот оказался совершено незащищенным. Именно туда «Чико» и направил мяч, а удар у него вышел настолько слабым, что со стороны выглядел комично. Отчаянный прыжок Барбосы в сторону незащищенного угла ворот не спас положения – в итоге бразильцы проиграли матч со счетом 1:2, и не смогли завоевать золото домашнего Мундиаля, которое, казалось, находилось уже у них в кармане.

Вся Бразилия впала в транс. Молчали люди, следившие за игрой по миллионам радиоприемников. Молчала застывшая в ужасе Маракана, на которой в тот день собралась гигантская аудитория в 174.000 человек.

Когда, наконец, Бразилия оправилась от шока, то в стране сразу же нашли виноватого. Им оказался Барбоса, лучший в ту пору голкипер в стране. Дело доходило до того, что газеты писали о том, что бразильский страж ворот получил взятку от уругвайцев за гол «Чико». Вскоре он и вовсе стал анекдотичным и презираемым персонажем. Закончив карьеру футболиста в 1962 году, то есть через 12 лет после трагического для всех бразильцев матча Бразилия – Уругвай, экс-голкипер национальной сборной не мог даже устроиться на работу: настолько сильно его ненавидели.

Над Барбосой сжалилась только администрация стадиона Маракана — там бывший вратарь «Васко да Гама» снова и снова вынужден был переживать свое несчастье, работая уборщиком и разнорабочим. На него специально приходили посмотреть, и, указывая пальцами в человека с метлой, смеясь, говорили: «А вот это вот Барбоса! Да-да, тот самый, из-за которого мы не выиграли чемпионат мира!». 

Ворота, в которое уругвайцы забили тот злополучный гол, с тех пор именовались на Маракане не иначе, как «Ворота Чиггиа». В начале шестидесятых годов администрация стадиона решила провести на спортивной арене плановую реконструкцию, заменив, в том числе, и ворота. Особенное рвение при этом проявлял чернокожий разнорабочий в засаленной серой спецовке – и мало кто бы мог сказать, что это и есть Моасир Барбоса Насименту, бывший вратарь национальной сборной, в один страшный миг ставший изгоем для всей страны.

Больно падать с высоты. Падение Барбосы. Бразилия – Уругвай 1:2.

Упросив руководство стадиона отдать ему деревянные каркасы ворот, разнорабочий, которому тогда было чуть за сорок (зато выглядел он старше пятидесяти), устроил вечером настоящий пир. Купив мяса, он поджаривал его прямо не древесине, которую притащил с Мараканы – в этот момент Барбоса казался счастливым, ему казалось, что огонь уничтожает страшное прошлое, и все его несчастья закончились…

…Но следующее утро вышло отрезвляющим – бывший голкипер заглянул в лавку мясника, где увидел, как молодой отец тихо говорит сыну: «Смотри, сынок, вот идет тот, кто заставил нашу страну рыдать».

Тогда Барбоса понял одну вещь – его кошмар закончится только вместе с его жизнью.

В 1993 году бразильское телевидение, которое всегда идет навстречу ветеранам, без объяснения причин отказало 72-летнему Моасиру Барбосе в просьбе стать комментатором на матчах бразильского чемпионата.

В 2000 году, когда жить оставалось совсем уже чуть, он сказал: «Максимальный срок заключения в нашей стране равен тридцати годам. Я же мучился целых пятьдесят лет. На протяжении полувека я был изгоем в своей собственной стране».

Последние годы он получал лишь крохотную пенсию и практически находился на иждивении у собственной племянницы, которая никому никогда и ни под каким предлогом не рассказывала о том, кем же на самом деле является ее дядя.

В стране, где футбол – религия, слишком уж рискованно было иметь в своем доме осквернителя алтаря. 

Алекс Маннанов, Football.ua

лента новостей

другие новости

  Rambler's Top100